Строптивая шантажистка и подлый предатель

Признаюсь честно, люблю погулять с женщинами. Не прожжённый бабник, но всунуть отросток с двумя довесками в чужую щелочку очень люблю. При этом кроме животного удовлетворения не питаю к дамам никаких чувств. Секс на стороне многих мужчин интересует исключительно ради спортивного интереса. Альфонсами становятся неудачники, вот трахать сладких цыпочек безвозмездно почти все мастаки. Так уж сложилось, что после свадьбы моя жена не захотела жить в большом городе. Моя провинциалка Настя настояла на небольшом приморском городке, где туристы бывают реже, чем в Антарктике. «Зато здесь всё рядом – школа, садик, магазины, больницы, мои подруги» — размышляла она. Размышления верные, как для пенсионерки, у которой супруг получает повышенную пенсию с надбавкой за достижения на трудовом поприще. Нормальному пацану остаётся несколько развлечений: сидеть у бабы под юбкой, спиваться с неадекватными дружками, прозябать в центре занятости, где нормальную должность вовек никто не предложит. Даже за солидную взятку. А кушать семейству хочется, причем аппетиты такие, как у зажравшихся москвичей, шастающих ежедневно по ресторанам. В общем, работа извозчика меня вполне устраивала. Сутки дома с любимой женой Анастасией, полдня сна после поездки, изнурительный секс перед выездом, редкие телефонные звонки во время поездки.

Если ты дальнобойщик, то на спине нужно сразу делать клеймо «Подлый предатель». Почему? Бывает, подвозишь шелудивую попутчицу, а она вместо платы делает минет. Снимаешь стресс с проститутками, когда с женой покувыркаться не срослось. Но самые лютые мерзавцы за «калым» снимают квартиры, куда водят любовниц, чтобы трахаться нормально и не беспокоиться о вторых половинках. Я поначалу плёл басни о съеме места в хостеле, потом начал придумывать чепуху о поселении в гостинице. Когда Настя заговорила о моём сопровождении в пути, мир перевернулся:
— Милый, мы можем снимать небольшую квартирку, — говорила она. – Будем вместе ночевать там.
— Солнышко, но ведь ты ненавидишь большой город, — пререкался я.
— Ну, вечером можно вместе прогуляться, сходить в приличное заведение. Затем отлежаться и в путь.
— Как ты себе это представляешь?
— Игорь, такое чувство, будто ты не хочешь вместе со мной ездить.
— Да просто патовая ситуация складывается. Реагировать как?
— Можем попробовать, а там видно будет.

Сомнения в предложении – это верный признак того, что навязанная затея быстрее опостылеет супруге, а мне развяжет руки в поиске квартиры. Уютная «однушка» в удобном месте нас вполне устраивала. Там мы четверть времени жили, еще четверть в нашей квартире, а половина оставалась на маршрут туда и назад, то есть на зарабатывание денег. Настя сдулась через полгода, но для нее этот срок уже стал рекордом. Оставалось после поездки находить девчонок на одну ночь, жёстко их пороть и с чистой совестью (читай опустошёнными яйцами и усталым членом) возвращаться к зазнобе. Нередко я драл таких сногсшибательных красоток, за которых приходилось листать двойной тариф. Встречались проститутки-крикуньи, студентки испытательницы, шалавы редкого разлива. В общем, все те, у кого дырочка между ног текла и зудела. Дешёвых давалок не водил принципиально, чтобы не подцепить дрянь, да и предохранялся всегда, так как жучил барышень ради спортивного интереса, а моё сердце с чистым пенисом продолжало принадлежать Анастасии.

— Добрый день, Игорь! – окликнула меня молодая особа из соседней двери.
— Добрый. Утренний перекур? – язвительно намекнул девушке на сигарету между пальцев.
— Ага. Просто соседи полночи трахались так, что без кофеина и никотина сложно прогнать дремоту.
— Это не я. Честное пионерское слово.
— Почему тогда на имя отреагировали? – поставила барышня вопрос ребром.
— Оно ведь принадлежит мне, вот и ответил.
— Тогда всё сходится: та длинноногая красотка, что недавно вышла, кричала в экстазе именно ваше имя.
— Раскусила. Сама не хочешь представиться, соседка?
— Полгода живёте, а с соседями не познакомились. Стыдно. Меня Ива зовут.
— Стыдно, у кого видно. Я водитель, живу на два города. К новым знакомствам не тяготею, так как старых друзей хватает. Имя, кстати, необычное.
— А ваша жена знает, что к вам захаживают подружки?

Риторический вопрос не требовал ответа. Милочка в домашних шортиках целеустремлённо наступала, чтобы загнать в угол нечестного проходимца. Большие карие глаза, сочетающиеся с шоколадным цветом волос на округлом личике, стреляли точно в цель. Она не пыталась пристыдить или упрекнуть. Игра слов преследовала иные цели, о которых речь пойдёт дальше. Я молчал, внимательно изучая мимику строптивой плутовки, эротично посасывавшей губками сигаретный фильтр. Девочка кокетливо выдохнула сигаретный дым и даже не шелохнулась, когда распахнулась соседняя дверь. Её зажать в угол не удастся, так как о вредной привычке родители наверняка уже знают. Ива поздоровалась с соседкой, дождалась, когда та уедет на лифте, а затем обратилась:
— Через полчаса заскочу в гости. Прикройте достопримечательности, которые у вас, Игорь, торчат под штанами, будто Останкинская телевышка.
— Чай с вареньем или кофе с конфетами предпочитаешь?
— Секс с романтическими ухаживаниями!

Она захлопнула дверь. Я обмер, пытаясь выстроит мозаику в голове. Поджарая соска намекала, что может сдать. А ведь может, если вдруг жена надумает приехать в гости. Я могу съехать, но тогда придётся объясняться и все провалится, когда Настя позвонит арендодателю. Шантажистка тонко всё рассчитала, сожгла мосты позади меня и пригласила поиграть с ней в откровенную игру с комплиментами, предварительными ласками, демонстрацией способностей дамского угодника. Ненавижу миловаться и нежничать с левыми кобылами, а сейчас, похоже, придётся. Лицемерка пунктуально зашла в гости. На Иве была надета высокая обувь, элегантное платье скрывало специально подобранный в тон комплект нижнего белья. Попка скушала трусики, но лифчик только подчеркнул спелость девчачьей груди. Утончённая персона широко улыбалась накрашенными губами, хлопала ресницами в ожидании страстного поцелуя.
Я оставил влажный след на благоухающей мордашке, ловко обслюнявив не только губы, но и весь носогубной треугольник. Хрупкая ручка сконцентрировалась в паху, сжала придаток, затем отпустила, словно удостоверившись, что я от страха преждевременно не стал импотентом. Амбициозная куколка звала меня на свидание, которое именно я должен был ей организовать. Раскрепощённая нимфа хотела в парк, после прогулка по реке на пароходе с распитием вина, букет в подарок, приятные слова и непринуждённое общение. Манипулятор с сиськами получила всё, так как я до чёртиков боялся об изменах рассказать жене. Осатанев немного после вина в тёплый денёк, Ива потребовала везти её домой на такси, чтобы воспользоваться слабостью в арендуемой квартире.

— Меня еще никогда женщина не принуждала к сексу.
— Ошеломительная новость. Меня тоже.
— Дурачишься? Посмотрим на тебя после.
— Гарик, презерватив не надевай. Я порядочная девочка – ножки не раздвигаю.
— Почему я тебе должен верить?
— Другого варианта нет, иначе Анастасия узнает о твоих любовницах. Или же можешь меня придушить. Прямо на этой кровати, где ты ночью суетливо трахал ту красотку.

Легкомысленная стерва не боялась подцепить от меня гадость, так как раскусила дьявольский замысел по прелюбодеянию на стороне. Шалунья быстро спустила бретельки с плеч, платье скользнуло вниз, издавая едва различимый шелест ткани у щиколоток при падении. Упрямая проказница поднесла руки к сисям, медленно расстёгивая застёжку между поднимающихся холмов. С серьёзным видом она взялась за трусы, желая потянуть их по покатым бёдрам. Я остановил, поднял ушлую крошку на руки и понёс к ложу, где оставался приятный аромат духов ушедшей спозаранку принцессы. Ива ждала действий – взбалмошных, распоясанных, непредсказуемых. Она хотела удивления и получила его. Изображая роль галантного мужчины, я осторожно раздвинул охладевшие бёдра, медленно пробираясь подбородком к горячей ложбине. От трусиков веяло жаром и запахом влаги, которая таилась в глубинах сомкнутой вульвы. Нюхнув бельё, направился к пупку на вздрагивающем животике, поцеловал вершины сосковых ореолов, одновременно заводя ладонь под ягодицы прелестницы.

— Еще… не останавливайся… я хочу тебя! – взмолилась Ива, приподымая таз.

Она хотела впустить пальцы в себя и даже сама потянулась к клитору для мастурбации, но начать игру с эрогенным местечком в нашем случае мог только мужчина. Ухватив душечку за запястья, я принялся импульсивно целовать груди, медленно скользя языком к тонкой шее. Шатенка извивалась в плену объятий, сомкнув веки. Она испытывала эйфорию от моих действий. Укус за ушко отрезвил опьянённую сучку, и казалось, что от неожиданности лоно пустило густой аромат возбуждения, сопровождающийся выливанием капель смазки на трусы.

— Возьми её… трахни жёстко… не вздумай жалеть! – шептала юная озорница, ведя себя как та развратная актриса из порнографического фильма, где ей предстояло пройти через все круги сексуальных извращений.

Я задрал бёдра, позволяя Иве согнуть ноги в коленках. Плотно свёл их, чтобы писька показалась в районе попки. Клитор торчал вверху, чуть ниже раскрылись две пары половых губок, зияющая вагина приглашала полизать плоть. Несолидным движением я проник в девочку, углубился, заставил её держать конечности, а сам запустил в пещеру пальцы, которые затем направил любовнице в рот.

— Попробуй себя, какая ты сладкая.
— Я кажусь тебе сладкой. Вылизывай меня ниже.

Безрассудная бестия намекала на анилингус. В попке чувствовался солоноватый привкус, ведь после длительной прогулки мы даже не подмылись перед сексом. Язык раскурочил анус, но дальше пары сантиметров продвинуться не сумел, так как было невероятно тесно. Девственное отверстие сопротивлялось, в отличие от писечки, куда я мог нырнуть едва ли не целиком. Ребячливая малышка содрогнулась от наслаждения и громко выдохнула, собираясь испытать оргазм. Эфемерная Ива не воспринимала реальную действительность, где мужчина хотел сделать приятно, но при этом тоже собирался своевременно кончить. Член проник в лоно. Я почувствовал, как напряжённая головка трётся о матку. Пробыв полминуты внутри без движения, начал судорожно чертыхаться, изводя дорогушу частыми надавливаниями на клитор. Сиськи от ударов полового органа тряслись, на попке тоже виднелись всплески, раскрасневшиеся пяточки мелькали перед лицом. Ива готовилась кончить, но что-то ей мешало, словно она себя сама сдерживала. Я взял пальцы ног в рот. От них пошёл сладковатый привкус пота, вызывавший усиление эрекции из-за усиливавшегося выделения флюидов. Слюна расползалась по ступням равномерным слоем. Кончать в киску было бы глупостью, в рот накапать спермы тоже не совсем романтично, а вот достичь семяизвержения девичьими сводами ступней – самый сок. Сперма густыми каплями брызгала на бёдра, ягодицы, залила половые губы, успевшие сомкнуться после выведения головки, конечная выдача направилась в аккуратный пупок на животике. Попытка выдрочить из себя немного спермы на сиськи не увенчалась успехом, но и того эликсира хватило Иве, чтобы искупаться в моих сперматозоидах.

— Ты шикарен.
— Ты тоже потрясающая любовница.
— Жаль, что не жена.
— Мечтаешь носить рога от сожительства с изменщиком?
— Я не ревнивая. Есть только здесь и сейчас.
— Твои взгляды резко изменятся, когда по-настоящему влюбишься.
— Посмотрим. Гарик, ты ведь не съедешь на другую квартиру после этого?
— А нужно?
— Нет, потому что мне нужен регулярный секс с настоящим мужчиной. Взрослым. Опытным. Живущим на два города.
— Постой, а сколько тебе лет?
— Сегодня исполняется восемнадцать. Мама говорит, что рожала меня в муках с полудня до четырёх часов вечера! – произнесла Ива, вынуждая меня оглянуться на тикающие стрелки настенных часов. – Сегодня поедешь к жене или отпразднуем вместе моё совершеннолетие?

Оцените статью
Порно рассказы
Добавить комментарий

Adblock
detector