Потрогать большие сиськи подруги и не выебать — это не про меня

Каюсь, но по жизни я был полнейшим мудаком. Это пришло с возрастом, но раньше попросту не замечалось. Я спортсмен до глубины мозгов. Не тот, который гасит всех подряд, а тот, который гордится собственными достижениями и искренне полагает, что ему все должны уступать. Огромная физическая сила, выносливость, классное телосложение выделяло меня на фоне всех остальных друзей. Мне это нравилось. Кому бы ни понравилось быть центром внимания? Заслуженный центр оценивали все окружавшие меня девушки, даже если те встречались с другими парнями. Сначала была Алина. Красивая хрупкая девушка с пышной попкой и пухлыми щёчками. Её заразительный смех, потрясающая улыбка, сверкающие глаза многим ребятам из окружения нравились. Счастливчиком был Артём, который натягивал мелкую вертихвостку при любой возможности и кичился этими заслугами, словно он пуп земли. Его тёлочка подавала мне невербальные сигналы. Говоря проще, делала кокетливые жесты, когда бойфренд не видел.

— Алин, ты мне руку наглаживаешь.
— Кирилл, а тебе разве это не нравится?
— Вообще-то у тебя есть друг.
— Он мне изменяет, а я хочу с тобой переспать.
— Трахать девушку знакомого некрасиво.
— Разве тебя это хоть когда-то останавливало.
— Окей, Google. Завтра ты у меня.

На следующий день худышка явилась на спаривание. Надела топик для подчёркивания торчащей из-под поролонового лифчика груди и короткие шорты. Не изощрялась, будто заскочила в гости на чай, а не перепих со всеми входящими и вытекающими последствиями. Красивые сочные губы Алина специально накрасила блестящей помадой, чтобы подчеркнуть их размеры. Очередной невербальный знак – намёк на минет. В постели я не дон Жуан и не Казанова, чтобы делать куни тёлке, которую драли знакомые пацаны. Зато подставить член на отсос — пожалуйста. Низкорослая нимфетка ухватилась за шланг с причмокиванием. Насасывала залупу в агрессивной манере, стараясь изображать независимость. Работа ртом понравилась, но оттягивать неизбежное больше не хотелось. С непреодолимым вожделением вставил хуй барышне в пилотку, поставив партнёршу раком. От прогиба у Алины показался анус, напоминающий сплетённый узелок. Дырка явно была не единожды распечатана. Хотя размер попки оставлял желать лучшего. Промежность текла соком, внутри было тепло, как на море в сезон. Мой поршень купался в смазке, доставляя любовнице незабвенное трение стенок влагалища. Хитрость в том, что крайняя плоть обрезана и головка имеет пониженный уровень чувствительности. Вдобавок орган природным путём изогнут, отчего при введении очень легко стимулируется точка G.

— Твою мать, как же приятно.
— Мамку не хай. И не ори, в доме стены бумажные.
— Нежность из тебя таки прёт.
— К чёрту нежность – хочу оттрахать тебя до оргазма.
— Мне…осталось…совсем…чуть-ч-у-уууу-ть…ооооо…
— Будешь знать, какой в постели настоящий мужик, а не твоё подобие по имени Артём.
— Кирилл, захлопни рот. Дай насладиться оргазмом.

Разговор происходил с перерывами и продолжительными паузами между слов, но бумага этого не передаст. Алина кончила, сотрясаясь всем телом, сложилась в клубок. Её попка, бёдра и спина были испачканы спермой, о которой пришлось заботиться мне, неся из туалета рулон мягкой туалетной бумаги. После протирки девушка товарища нежно задремала на моём плече, представляя себя в образе моей пассии.
Следующей сучкой на очереди стала зазноба Алексея. Катя молча завидовала очередной барышне, с которой я закрутил непродолжительную интрижку. Куражившись в сауне толпой, потащил подругу на второй этаж, где смачно драл на белоснежных простынях продавленного матраса. Девка вопила от удовольствия, а Екатерина как шпион зашла в комнату. Это выглядело как случайная ошибка – не в правильную дверь проследовала. Но по широким удивлённым глазам было видно, что статная брюнетка согласилась бы присоединиться. Не будь в парилке её хахаля. Лёша меня напрягал тупыми шутками из разряда очень бородатых. Его бесформенное лицо строило разные гримасы, а жестикуляция говорила о том, что в нём имеется что-то гейское.

— Ой, ребятки, извините.

Мы просто продолжили пыхтеть, сделав вид, что не заметили гостью. Я подмигнул Кате, сделав такое ехидное лицо, что она стала бордовой на щеках. У них с Лёшей отношения были слишком натянутыми. До идеального показателя они дотягивали в редкие моменты, когда этот дурень прекращал изображать доброго клоуна. Девчонку было реально жалко. Мне как пацану не слишком хотелось её жарить, но развитое чувство справедливости позволило улучить момент для прикосновения к мягкой заднице брюнеточки. Это произошло в небольшой комнатушке возле туалета местного бара. Реакция напоминала импульсный взрыв, вылившийся в сладкий затяжной засос. Она целовалась потрясающе, отчего шишка вспухла между ног, уткнувшись ей прямо в живот. Обострённый женский инстинкт, вызванный психологической и сексуальной неудовлетворённостью, сработал как швейцарские часы.

— Пошли в посадку, там нам никто не помешает.
— По пути нужно заскочить в аптеку.
— Кирилл, у меня есть с собой презики.
— Я сейчас уйду, чтобы не привлекать внимание.
— Где встретимся?
— Помнишь место, куда мы ходили жарить шашлыки в прошлый раз?!
— Конечно, ты там был с этой прошмандовкой Кариной, которую потом трахнул в сауне.
— Запомнила. Молодец. Через полчаса приходи туда.

Выдержав временную дистанцию, мы встретились в назначенном месте. Катя наплела тупоголовому Лёше, что разболелась голова. Попросила проводить до дому, где успешно переоделась для похождений налево. Ушлёпок вернулся к друзьям, не подозревая, что вскоре у него вырастут рога из-за измены той, в ком он видел смысл жизни. Скажете, что я циничный подонок? Возможно, но нужно было держать свою бабу в узде и драть её так жёстко, чтобы писька болела от одной мысли о сексе. Красотка появилась в платье морковного цвета, с дамской сумкой через плечо. Внутри сумки несла мягкий плед, на котором собиралась устроить себе незапланированную разрядку. Кроме всего прочего Екатерина позаботилась о средствах против комаров, что заметно упростило процесс соития, ибо жужжащие твари нам не мешали совокупляться.

— Как предпочитаешь это сделать?
— Оптимально, если я буду сзади.
— Не люблю трахаться как животные. Лучше я лягу на спину.
— Ты всё предусмотрела. Выбор позы за тобой.

Мы легли на мягкий плед, принявшись страстно целоваться. Наши рты слепились, образовав из языков конвейер по обмену слюной. Сладкие губы Кати всасывались как две пиявки. Её горячее дыхание обжигало щёки. Снизу вздымалась вверх аккуратная грудь, ждавшая, пока её приласкаю. Когда рука легла на левую сиську, она дернулась, и сосок угодил между пальцев. Я его инстинктивно сжал, не желая выпускать добычу. Девчонка от грубости вскрикнула, разведя ноги. Под платьем прощупывался бугорок, увлажнивший трусики. Возбуждение делало продолговатую кисоньку слегка мокрой. Широкие половые губы, лишённые лобкового мха, раскрывались при нажатии. Катя томно постанывала, намереваясь насадиться щелкой на пальцы. Она приподымала таз, извивалась и выгибалась, как дикая кошечка. Едва палец угодил в лоно, я его высунул и направил барышне в рот. Облизывание происходило как в порнофильме, только чуть более неуклюже, чем на экране.

— Хочешь мне полизать?
— Нет, пусть этой фигнёй твой Лёша тешится.
— Ты многое теряешь, Кирюха.
— Встречный вопрос – пососать хочешь?
— Давай сразу к делу.
— Даже так, интересная поза. Постараюсь не разочаровать!

Она положила ноги на плечи, подстраиваясь влагалищем под член. Трахать по-офицерски означает смотреть глаза в глаза партнёрше, не допуская проникновения в зад. Попку Катя берегла, что чувствовалось по сохранности красивого девственного ануса. Огромные голубые глаза вылупились на меня, будто я Санта Клаус, принесший подарок раньше времени. Хорошенькие сиськи начали покачиваться после введения пениса и устроенных поползновений. Дрючил медленно, наслаждаясь движениями доек, хлопаньем ресниц, стонами партнёрши, принявшейся ласково натирать вершину лобкового бугорка. Головка угодила точно в цель, наградив изменщицу яркими красками жизни, усиливавшимися с каждой волной эйфории. Очень быстро Катя начала вздрагивать, громко издавая блаженные окрики. Рот ей затыкать не стал, так как поблизости в посадке были только комары, облетавшие нас за метр. Угодница радовала меня обнажёнными ступнями, лежавшими у самого лица. Я поначалу смотрел на изумительные ножки, а потом облизал сладенькие пальчики.

— Не надо…я щекотки боюсь…но это очень…приятно.
— Или ты замолкаешь, или я кончаю тебе в рот.
— В рот…только не лижи.
— И ты глотаешь.
— Только если полижешь мне клитор.
— Торгуешься как на базаре. Я куни не делаю! Точка.

Интонация в голосе дала понять, что на уступки не пойду, а сглотнуть молофью всё равно придётся. Причины две – я этого хотел, и вытереть потёки спермы с тела мы могли только тем самым пледом. Или Катькиными трусами, если ей это понравится. В концовке пришлось поднажать: во-первых, хотел кончить одновременно с любовницей, во-вторых, надавил партнёрше на голову, чтобы не вздумала выплюнуть весь продукт до совершения глотка. Снятая резинка отправилась в кусты доживать свой короткий век без моих сперматозоидов. Поедание молофьи порадовало, ведь этот жест девчонка сопровождала мимикой фурии. Раздирающее душу недовольство вылилось в реплику:
— Если я Лёше расскажу об измене?
— Он хоть лох, но тебя всё равно бросит.
— А тебе?
— Он тюфяк бесхребетный – мне ничего не сделает.
— Дружить перестанет.
— Ты же понимаешь, что наша с ним дружба просто знакомство.
— Мне понравилось.
— С этого стоило начинать разговор.
— Хотелось бы повторить.
— А ты умеешь ещё что-то интригующее вытворять?
— Эй, жеребец, не наглей.
— При любом удобном случае. Кстати, я думал, ты присоединишься к нам с Кариной.
— Она не в моём вкусе. Шлюха жалкая и только.
— Для разнообразия стоило бы.
— Как-нибудь в следующий раз.

С Катей мы часто пересекались и кувыркались за спиной у Лёши. Но в компании появилась другая мадемуазель, привлекшая внимание. Кудряшка Кристина начала отношения с весельчаком Стёпой. Этот парень вызывал ненатянутую улыбку. Он мистер позитив, притягивающий людей добродушием и доброжелательностью — самый обычный чувак с харизмой комика. Ему досталась барышня с большими спелыми буферами. Глаза пожирали сиськи, которые волновались в декольте от малейшего движения. Отказаться от жарева с такой цыпочкой – это не про меня. Нахрапом отношения разрушать не старался, потому действовал осмотрительно в каждом шаге, чтобы не испугать сиськастую милашку.

Русоволосая девушка с четвёртым размером обладала непревзойдённой стройностью. Ровные ноги начинались от округлой попки, и казалось, что она всегда ходит на носочках или в обуви на шпильке. Выработанная модельная походка добавляла шарма наряду с упругостью икр и бёдер. Руки Кристины всегда плавно, замедленно поправляли длинные локоны, ниспадавшие на лицо. Гладкая кожа отдавала кукольным лоском. Трудно не мечтать засадить такой крале. Думаю, вдуть обворожительному созданию хотели многие в нашей гурьбе, но уважение к Стёпе вынуждало отречься от грязных мыслей. Держась на дистанции, продолжал рассматривать прелести красавицы, влившейся в коллектив, как остальные девушки. Ко мне Кристина не проявляла интереса, а новость о будущей свадьбе с избранником стала шоком. «Что ж, не всех тёлок мне суждено оприходовать» — подумал я и нарвался взглядом на будущую невесту. Она сверлила меня. Поедала взором. Хотела. Это чувствовалось при глотании слюны. Мимика говорила о счастье, но жесты намекали на нечто иное. Ситуация выяснилась, когда мы случайно встретились в торговом центре.

— Подготовка к свадьбе идёт полным ходом?
— Да, уже платье выбрала. Не могу подобрать нормальную обувь.
— Стёпа не передумал жениться на такой очаровашке?
— Нет, он серьёзный парень. В отличие от тебя.
— В чем моя несерьёзность проявляется?
— Ты бабник. Трахаешь девок своих друзей.
— Обо мне уже ходят сплетни?
— Так, дамские секреты.
— Что еще твой доносчик рассказывал?
— Куннилингус не любишь делать.
— Видимо, информатор настоящий. Не буду угадывать, кто из них.
— Кирилл, мы можем тоже переспать, при одном условии.
— Девушки, вам так нравится торговаться. Хочу услышать твоё желание!
— У меня девичника как такового не намечается – скучные посиделки с девчонками. Стриптизёров никто нанимать не собирается. По моей же просьбе. Максимум это вылазка в ночной клуб после пьянки. Со Стёпой мы часто занимаемся любовью, но…он меня не удовлетворяет.
— Беда. Зачем же замуж выходить?
— Существует такое понятие как стабильный мужчина.
— Секс без оргазма это печально. Дальше что?
— Ты меня трахаешь, вылизываешь между ног, делаешь приятно, доводишь до оргазма.
— На этом список заканчивается?
— Ты держишь язык за зубами и не разрушаешь мои отношения с будущим мужем.
— Почему хочешь перепихнуться?
— Соблазн слишком сильный. Девчонки хвалили тебя в постели, хоть в жизни ты, Кирилл, абсолютный мудак.
— Не вижу смысла прогибаться перед кем-то. Дружба? Таких друзей я на конце вертел. Сидят, ржут с тупых шуток, подкалывают друг друга и о будущем не думают. На одном юморе жизнь не строится.
— Я вижу, что в душе ты гораздо взрослее и влиятельнее парней. Ровню себе найти не можешь, потому пользуешься нами – женщинами.
— Не ищу ровню. Просто люблю трахать вас. Потому что природа вам создала разрез между ног. Назначай место и время, когда будем радовать твою норку.

Кристина попыталась сломить мой железный характер умными речами, но интуитивно я превосходил девчонку. Игрался с ней, как с марионеткой, подливая масла в костёр и разжигая пламя до небес. Ей стоило выскочить замуж за Стёпу, чтобы мой интерес угас. Так как я принципиально замужних тёлок не шпилю. Здесь же намечалась игра на грани фола. Кристина не вещь, чтобы принадлежать Стёпе, а между ног она имеет не частные владения её хахаля. Это до замужества является достоянием мира, куда волен зайти любой мужчина, получивший дозволение. Междусобойчик происходил на женской территории – на даче, куда Стёпа не додумался бы приехать, и нам было комфортно наедине.

Кристина предо мной разделась донага, как по велению волшебной палочки. Затем уселась на мягкую софу, опершись руками возле пышных ягодиц. Её ноги непроизвольно разошлись в разные стороны аки половинки моста. Посредине появился русый лес лобковых волос. Растительность имела бережно отмеченные края, все волоски были приблизительно одинаковой длины. Роскошные длинные волосы с головы ниспадали на грудь, где по бокам красовались розовые ореолы. Соски набухли, крича внешним видом о возбуждении. Пальцы ног Кристины вытянулись, поднимая вверх острые коленки, а торс начал плавно опускаться лопатками к спинке.

— Лижи.
— Сейчас я завидую твоему Стёпе.
— Язык у тебя подвешен. Попробуй им продемонстрировать что-то интригующее.
— Чувствуется проведённая беседа с Катей.
— Алина при разговоре тоже присутствовала.
— Кому из них больше понравилось?
— Надеюсь, что в кругу трахнутых подружек друзей я стану самой удовлетворённой.

Я понял, что Кристина тоже любит быть центром внимания. Неважно, мужского или женского. Главное, чтобы к ней люди относились как придворные к королеве. Она хороший манипулятор и умеет давить психологически. Соль в том, что куннилингус делал только одной воздыхательнице – своей первой женщине, которая научила меня быть таким, каким стал. Язык плавно опустился на клитор Кристины, скользнув кончиком в лоно. Подняв его до лобкового антуража, вновь резко загнал в щель и прокрутил по оси несколько раз. Засос на половых губах не оставлял отпечатков, потому я долго всасывался в вульву, играясь с каждым элементом без использования пальцев. Внутри чрева смазка отдавала кислинкой, в то время как снаружи она казалась безвкусной. Партнёрша вертелась в руках, а ноги всё сильнее выпрямлялись, подставляя для стимуляции только клитор. Девица задрожала. Это был знак, что пора вставить в киску два пальца для усиления эффекта. От мастурбации Кристина улетела в нирвану. Она схватилась за сиськи, будто боясь упасть.

— Возьми меня. Не могу больше терпеть.
— Как ты любишь?
— Неважно. Главное – как любишь ты!
— Ложись на бок.

Она легла, задрав вверх ногу. Её рука пролезла со стороны промежности к попке и ухватила за член. Я держал тяжёлую правую сиську снизу, оценивая приличный вес девичьей выпуклости. Попав в вагину, принялся суетливо двигать тазом. Потом привстал, держа двумя руками выпрямленную ногу. Сверху трахать оказалось удобнее, а шустрые пальцы партнёрши сами раздвинули половые губы. Клитор выпирал, как воспалённый фурункул. Тронув бугорок, вновь вызвал оргазм. Пенис обволокло смазкой и стянуло стенками влагалища, температура подогревала ствол, по головке стучала пульсация. Без малейших раздумий я кончил в Кристину, которая продолжала испытывать блаженство от наступления оргазма. Сперма оставалась внутри сочной дырочки, пока девушка не встала на ноги.

— О последствиях можешь не беспокоиться.
— Каких?
— Кирилл, ты в меня вообще-то кончил.
— Всё нормально, на днях замуж выйдешь. Никто и не заметит подвоха.
— Ты редкая сволочь, но трахаешь потрясающе.
— До замужества еще есть время. Можем повторить.
— Отлично расслабились, но пора заниматься делами.
— Расскажешь девчонкам про междусобойчик?
— Придётся. Мы ведь подруги, в отличие от тебя с парнями из компании.
— Хорошее времяпрепровождение это не дружба.

Спустя несколько месяцев я улетел на заработки в другую страну, где нашёл применение своей физической силе и выносливости. Про знакомых думать забыл, а всех выебанных тёлочек продолжаю помнить. Они сотрутся из памяти, когда появится моя единственная и неповторимая вторая половинка, но до тех пор каждая интимная победа будет оставаться в шкале моих сексуальных достижений на отведённом ей уровне способностей.

Оцените статью
Порно рассказы
Добавить комментарий

Adblock
detector